Из семейного архива В первый и последний раз



Из семейного архива. Первый и последний раз

Вечерами, когда вся дневная суета остается за окнами, мы собираемся в нашем доме. Иногда мы обсуждаем убежавший день, иногда просто, уставшие, смотрим телевизор, а иногда (это я люблю больше всего) вспоминаем «дела давно минувших дней». Вспоминаем, как правило, доброе смешное, из ряда вон выходящее. Мама, папа рассказывают о своем детстве, о людях, с которыми приходилось им встречаться, о нашем с братом «бессознательном» периоде детства. Все услышанное — история моей семьи, маленькие кирпичики большого здания, которое называется «Семья Сливкиных». Вот одна история о том, как моя мама первый и последний раз попробовала курить.

…С утра лил противный, нудный дождь. Семилетняя Оля (так зовут мою маму) и её восьмилетняя двоюродная сестра Лена скучали в гостях у бабушки. На улицу нельзя, телевизор надоел. Читать? Какое там читать! Ведь только закончились занятия в школе, и на книги пока смотреть не-хо-чет-ся! Порисовали, поболтали, посмотрели в окно: на небе есть маленький просвет, но дождь идет. Бабушке не до них: что-то перебирает, перекладывает и просит, чтобы под ногами не путались. Скучно. Но вот раскрывается дверь:

— Здорово, соседушка, — на пороге появляется маленькая, вся какая-то сморщенная, баба Настя и, не дожидаясь приглашения, ковыляет, снимая промокшую куртку, к стулу, который стоит у окна. Бабушка Оли и Лены, продолжая перебирать посуду, спрашивает:

— Ну что пришла, соседка? Надо чего?

— Так, посидеть,- услышали разочарованные девочки.

-Сиди, сиди.

В той деревне такие визиты соседей друг к другу были в порядке вещей, поэтому никто не удивился появлению бабы Насти.

Девочки из-за угла наблюдали за ней: большие, полувыцвевшие глаза, длинные пальцы, глубокие морщины на лице, горбатый нос – ну чем не Баба Яга. К тому же она оторвала от газеты, лежавшей на столе, уголок посыпала туда какого-то, как девочкам показалось, снадобья, поплевала на газетку и сделала самокрутку. Закурила, блаженно прикрыв глаза.

-Ба, а вкусно?- спросила Оля.

-Сладко, сладко!

-Но пахнет гадко!

— Это так кажется! Шоколадки – мармеладки не в счёт! — выпуская струю дыма, выдала баба Настя. — Хочешь попробовать?

Тут не выдержала бабушка Аня:

-Настаха, не дури им головы! Плохое это дело, внученьки! Да пошла бы ты, соседка, курить на улицу!

Баба Настя, ворча и дымя, как паровоз, вывалилась за порог.

Но её визит запал в головы глупым девчонкам. Сигаретка – шоколадка – мармеладка – надо пробовать! Решено!!! К тому же дождь на улице прекратился, улыбается солнышко.

— Ленка, а что баба Настя заворачивала в газетку?- шёпотом спросила Оля.

— Травку какую-то…

— Бабуля, можно на улицу?! – хором почти прокричали девочки.

— Идите, только в лужи не лезьте.

Подхватив газету, спички, девочки выскочили на улицу. Далее всё разворачивалось стремительно: около лавочки нарвали травки, порезали её мелко-мелко, подсушили на солнышке, оторвали, как баба Настя, газетку, посыпали травки, поплевали, сделали самокрутки и, думая о шоколадках-мармеладках, за-ку-ри-ли…

Хватило одной затяжки.

Бабушка Аня выскочила из дома на оглушительный крик девочек. Две глупышки стояли под крышей сарая с широко раскрытыми ртами в слезах, соплях и дико кричали.

Бабушке насилу удалось понять, что произошло. Когда поняла, то попросила показать травку, которую они курили…

Это была дикая горчица.

…Мама, смеясь, рассказывала эту историю и добавляла, что благодаря Бабе Яге Насте раз и навсегда желание курить для неё не существует…



sitemap
sitemap